Персон: 1412        Фильмов: 92157       Последние 30 фильмов в каталоге RSS
«КиноБанк»
Список фильмов и персон по алфавиту

Поиск:
Расширенный поиск
Регистрация

Лабиринт Фавна - рецензии
El laberinto del fauno


Рецензия №1
Разместил: Evo1

Пожалуй, трудно вспомнить фильм, который бы вызывал более полярные реакции у зрителей и критики. "Лучший фильм 2006 года", - говорили одни. "Дель Торо снял что-то потрясающее", - заявляли другие. "Смотреть этот кошмар невозможно, возникает ощущение, как будто прикасаешься к каким-то страшным комплексам", - писали третьи.

И это неудивительно. "Лабиринт Фавна" - фильм крайне неоднозначный, весьма спорный и во многом провокационный. Во-первых, навскидку не очень понятно, для кого это снято. Несмотря на сказочную составляющую - Фавн, подземное королевство, эльфы и другие сказочные персонажи, - детям и даже подросткам этот фильм нельзя давать смотреть ни под каким видом - там слишком много крови и какого-то даже слегка извращенного натурализма, на которые трудно смотреть даже тем зрителям, которые без особых потерь для психики вынесли фильм "Перекрестки" с Бритни Спирс. Если это снято как сказка исключительно для взрослых, тогда непонятно, зачем прибегать к таким достаточно инфантильным метафорам. Страсти подземного королевства как отражение страстей реального мира? Девочка в подземелье выполняет неаппетитные задания, чтобы стать подземной принцессой и скрыться от гнусного отчима, а партизаны сверху сражаются с франкистским выкормышем, чтобы освободить родную страну? Ну и?

Кроме того, уж если это полусказочка для взрослых и речь идет о реальной Испании, реальных партизанах, которых там практически не было, и франкистах, которые держались у власти до 1974 года, тогда объясните, дорогой режиссер дель Торо, почему у вас партизаны такие картонно-лубочные и капитан такой картонно-лубочный? Ну и заодно - что за партизаны такие лихие в 1944-то году? В Испании, которая не участвовала во Второй мировой войне и которая не была оккупирована!

Почему картонно-лубочные? Не знаю, так снято. Партизаны в белых рубашках весь фильм тусуются в лесу и только и знают, что специально, аккуратно и со знанием дела подставлять помогающих им Мерседес и Феррейро. То ампулу с драгоценным антибиотиком случайно забудут у костра, чтобы Видаль мгновенно вычислил доктора, то замок у сарая откроют спертым чуть ли не ценой жизни Мерседес ключом, чтобы Видаль опять-таки тут же вычислил змеюку на своей груди. И объясните, кто мешает этим странным партизанам расщелкать весь отряд Видаля как орешки, когда они неоднократно выходят в лес по партизаны, причем в лес, который для партизан - дом родной? И почему партизаны ждали до самого конца фильма, чтобы напасть именно на усадьбу и там, в значительно более сложных условиях, опять-таки расщелкать негодяйский отряд Видаля?

А уж Видаль - так просто какой-то картонный злодейчик. До предела гипертрофированный образ, которого дель Торо изо всех сил старается представить эдаким кошмарным монстром, и именно из-за данных усилий он смотрится как персонаж какого-то дурного спектакля. Серхи Лопес, правда, играет Видаля очень хорошо и отчасти эту роль спасает, но тем не менее - тема фашистского офицера раскрыта, на мой взгляд, скорее для детей, а фильм совершенно недетский.

Офелия в исполнении Иваны Бакуэро мне совершенно не понравилась. Отмороженный ребенок без каких-либо эмоций, кроме внезапно возникающих - по команде режиссера - криков-воплей. Ей что Фавн, что эльф, что негодяйский капитан, что леденящее душу создание с глазками на ладошках - все едино. Смотрит на них тусклым взглядом и произносит заученные реплики.

С причинно-следственными связями в сказочной составляющей - тоже все как-то не слава богу. Фавн дает задания - девочка их то выполняет правильно, и тогда все нормально, то нарушает все установки (дверку совершенно не ту открыла, продуктами угостилась, хотя запрещено), но тем не менее все равно все получается. Последнее задание я не трогаю, там само задание заключалось в том, чтобы вызвать отказ как наиболее правильное действие. Но второе-то задание - лажа полная! Вы уж извините, что я так придираюсь к детской сказочке, но она ведь ни черта не детская на самом деле!

С натурализмом в картине дель Торо, на мой взгляд, сильно переборщил. Хотя снято это все, конечно, впечатляюще. Фавн (его, кстати, играет Даг Джон - актер, который изображал Ихтиандра в голливудской картине того же дель Торо "Хеллбой: Герой из пекла"), жуткий Голый Парень с Глазами в Ладошках, кошмарная Жаба, которой нужно засунуть алмазы в глотку, чтобы она изрыгнула весь своей желудок с маленьким ключиком, - да, выглядит очень здорово. Но одновременно рождает вполне естественное чувство брезгливости: вот честное слово, как-то не очень хорошо смотрится заторможенная девочка, барахтающаяся в грязи и содержимом желудка мерзкой жабы, - ну вот честное слово!

Одновременно с этими жуткими созданиями дель Торо постоянно педалирует всякие надземные ужасы: кошмарные садистские выходки Видаля, отпиливание ноги Феррейро раненому партизану, зашивание Видалем ниткой с иголкой своего разрезанного ножом рта - у меня все время возникало впечатление, что у дель Торо все-таки есть какие-то проблемы с психикой. Ну не видны здесь режиссерские задачи, ради которых стоило педалировать все эти мерзости. Смотришь на это все и думаешь - ну на черта?!!

В общем, в результате мне этот фильм не понравился категорически. Но я вовсе не считаю его отстоем, я вполне признаю, что это мощное и очень профессионально поставленное произведение, но мне совсем не близка манера, в которой это все сделано, а сам фильм, на мой взгляд, представляет собой странную смесь инфантилизма, лубочности, неуместного натурализма, классного грима и отличных декораций вкупе с весьма мастерской постановкой. Именно из-за этого он рождает настолько полярные мнения.

Отдельно подчеркну, что многим зрителям и критикам этот фильм очень понравился и они его приняли как есть, безо всяких претензий, но, пожалуй, у не меньшего количества зрителей и критиков он вызвал примерно такие же претензии, как и у меня. Поэтому смотреть его или нет - решайте сами. Событие в мире кинематографа - да, несомненно. Нужно ли его смотреть - а вот тут уж заранее крайне сложно предсказать вашу реакцию. Если честно, я его досмотрел только из-за того, что собирался писать рецензию.


Рецензия №2
Разместил: Evo1

Великий сказочник

Говорят, что когда рождаются великие сказочники, звезды падают с небес, леса поют а капелла, а подземные реки выходят из берегов. Если вдруг выяснится, что 9 октября 1964 года жители мексиканского городка Гвадалахара в массовом порядке наблюдали подобные явления, мы ничуть не удивимся. Потому что именно в этот день на свет появился Гильермо дель Торо — будущий режиссер от бога и сказочник, каких поискать.

«Лабиринт Фавна», впрочем, едва ли можно назвать сказкой в привычном понимании этого слова. Эта история — не из тех, что вам захочется показать своим малолетним детям, если вы уже удосужились ими обзавестись. Гильермо не считает понятия «сказочность» и «детство» синонимичными; родственными — да, безусловно, но не более того.

Жестокостей в фильме не так чтобы очень много, но хватает — в некоторые моменты отчаянно хочется закрыть глаза или на пару секунд оказаться дома, под бабушкиным одеялом. Иногда режиссер добивается своей цели натуралистичностью, но чаще всего — игрой с нашим воображением.

Увидели кожистого безглазого товарища за столом с яствами, заприметили груду детской обуви неподалеку, сложили два и два, содрогнулись. Взглянули в глаза капитана Видаля, приготовившегося пытать пойманного партизана, вздрогнули снова — в предчувствии того, что станет с несчастным парнем через несколько часов. Воображение — чрезвычайно мощная штука, и некоторые режиссеры этим нагло и умело пользуются.

История маленькой Офелии, ко всему прочему, еще и не из тех, что завершаются не обязательно произнесенными, но непременно витающими в воздухе словами «И жили они долго и счастливо». Все куда сложнее, все куда реалистичнее, а значит — все куда лучше, чем можно было себе представить. Гильермо не склонен врать и заигрывать со своим зрителем, поэтому показывает реальность такой, какая она есть (или могла быть) на самом деле.

Если вы наивно полагали, что «Лабиринт Фавна» — это сказка с вкраплениями настоящей жизни, то готовьтесь к жестокому разочарованию: все обстоит с точностью до наоборот. Волшебные приключения Офелии остаются практически незамеченными обитателями нашего мира — у них и без того хлопот полон рот. Одни гоняют по лесам партизан, лелея мечты о наследнике, другие ценой риска для своей жизни повстанцам помогают, а третьи тщетно пытаются как-то ужиться с садистом-мужем, попутно убеждая себя и близких, что «так будет лучше».

Цитата:
"Называй капитана отцом, Офелия. Это всего лишь слово" (Кармен).

Требовать от двенадцатилетней девочки подвигов, на которые приходится идти взрослым, конечно же, неразумно — в конце концов, правило «от каждого по способностям» еще никто не отменял. Однако сложно не заметить, что задания, которые выдает принцессе подземного царства древний козлоногий Фавн, отражаются в реальной жизни — как сутью своей, так и последствиями.

В обоих мирах для того, чтобы стать волонтером добра, требуется недюжинная отвага; в обоих мирах собственная оплошность может послужить причиной гибели невинных существ; в обоих мирах готовность помогать другим прописана в генокоде порядочных людей.

А что Офелия так легко общается с волшебными созданиями, которых в упор не хотят замечать остальные — так это само собой разумеется. Дети — существа куда более склонные к настоящей Вере, нежели взрослые. Происходящим в фильме событиям, правда, можно дать и несколько иное объяснение, однако думать в этом направлении почему-то совершенно не хочется.

За роскошной оболочкой фильма (никто, надеюсь, не забыл, что дель Торо — бесподобный визуализатор? Тогда не стоит заострять на этом внимание) скрывается не одна, не две и даже не три морали, идеи, сути — называйте, как хотите. Заметить лишь одну или не заметить вовсе — значит, расписаться в собственной невнимательности. Назвать какую-то из них наиглавнейшей, возвысив ее над остальными, — значит, отвесить режиссеру сомнительный комплимент. Гильермо не для того старался, чтобы зритель, выйдя из темного кинозала и задумчиво почесав подбородок, выдал глубокомысленное: «Фашисты — козлы!»

«Лабиринт Фавна» — вообще довольно серьезная встряска для разума и чувств. Как это водится в отличных фильмах, скучать ни приходится ни секунды, причем чем ближе к финалу, тем большую остроту принимают разворачивающиеся события. Последние полчаса — это сплошные нервы и эмоции, еще раз эмоции и снова нервы. Под очаровательную музыку Хавьера Наваретте история близится к своей развязке, а уж понравится ли она зрителям или нет — на то воля фавнова. Хотя, положа руку на сердце, ну кому она может не понравиться? Не бывает таких людей.

Говорят, что когда в наш мир заглядывает настоящее Кино — красивое, умное, захватывающее, доброе и печальное — у ремесленников от целлулоида, имя коим — легион, в массовом порядке случаются продолжительные обмороки, зверская мигрень и полная потеря работоспособности.

И если вдруг окажется, что в день премьеры «Лабиринта Фавна» больницы оказались под завязку забиты всевозможными увеболлами — мы этому не только не удивимся, но даже слегка расстроимся. Очень жаль, что такие чудеса не происходят ежедневно.

Михаил Судаков
1 декабря 2006


Рецензия №3
Разместил: Oscar

Гильермо Дель Торо строит «Лабиринт Фавна» из двух, параллельно развивающихся сюжетных линий. Одна из них — сказочная интерпретация реальных событий, рождённая обострённым воображением главной героини картины, другая — те же события, но уже без налёта детских грёз.

Как в лабиринте стены следуют параллельно друг другу, так в фильме задания, которые даёт девочке чудесный Фавн, перекликаются с задачами, которые приходится решать участникам партизанского сопротивления. Но так кажется лишь поначалу. Вскоре обнаруживается, что это вовсе не параллельные линии. А единое, цельное полотно рассказа, сплетённое из истории жизни маленькой девочки и истории борьбы партизанского отряда, в которых главным антагонистом является жестокий каратель, офицер испанской армии, по совместительству, отчим девочки.

В этом единении сказочности иллюзий ребёнка и жестокой реальности Дель Торо находит радикальное средство давления на психику зрителя. С одной стороны, необыкновенные приключения девочки, захватывают внимание фантастическими персонажами и изощрёнными логическими ходами, с другой, — снятое на грани, со страшными, почти натуралистическими подробностями, противостояние карателей и партизан. Кино с мексиканским привкусом. Гильермо Наварро активно помогает своему земляку, безупречно работая с камерой, как карты, перетасовывая планы, меняя позиции, поддерживая отличную динамику и напряжение видеоряда, дополняя его соответствующей обстоятельствам выдержанной цветовой гаммой изображения.

Глаз радуют высококачественные спецэффекты, из которых слеплены огромный Фавн, чудовищные монстры и миниатюрные феи, а слух — редко замечаемая работа звукооператоров, записавших для этой картины очень «живой», удивительно естественный, звук. Всё очень основательно. Дель Торо сливает сказку с «былью», не изменяя при переходе от одного к другому серьёзного подхода к выполнению своей работы. И это имеет закономерные последствия: сказка начинает восприниматься как составная часть «были», стирается грань между двумя составляющими сюжета, превращая действие во что-то новое, ни на что непохожее, с напрашивающимся определением «аллегорическая драма».

В этой драме на своих местах оказались и Ивана Бакеро в роли девочки с судьбоносным шекспировским именем Офелия, и Марибель Верду в роли партизанской связной, и Серхи Лопес в роли фашиствующего садиста капитана Видаля. Так и есть, начавшаяся традиционной присказкой, превратившись в драму, эта история завершилась красивой классической развязкой. Которая, вот жалость, была чуть смазана превышенной дозой патетики.

И эта патетика — не единственный прокол. В поисках стыковок сказочной и не сказочной линий Гильермо Дель Торо кое-где пренебрегает логикой, заставляя своих взрослых героев совершать детские ошибки, чтобы подогнать их под ошибки ребёнка. Дважды был замечен один и тот же эпизод, оказавшийся в разных частях картины: в одном случае как проходная сцена, в другом — в связи с последующим развитием событий. Было ли это замыслом режиссёра? Сомневаюсь, что фильму был нужен этот холостой пробег.

Отдаляясь от картины на расстояние и оглядывая её со стороны, стоит всё же признать, что эксперимент Гильермо Дель Торо по смешению жанров прошёл успешно. А раз можно одному, то почему не попробовать кому-нибудь другому? Только сможет ли ещё кто так?

(с) Гордон Лашанс (kinopoisk.ru)


загрузка...
Добавлять отзывы и информацию к фильму могут зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться